- НАУКА И ТЕХНИКА. История

«Гитлер-пенсия» для поляков

В истинное время «Гитлер-пенсию» в Германии получает 66 тыщ человек, а за пределами ФРГ – 2033 личности. И во 2-ой группе большая часть составляют поляки

Публикация, показавшаяся в варшавской газете «Жечпосполита» 21 февраля, не могла не вызвать как минимум удивления. Оказывается, на восьмом 10-ке лет опосля разгрома гитлеровского Третьего рейха в Бельгии 28 человек получают пенсию за награды конкретно перед тем рейхом, сказала корреспондент этого издания Анна Слоевская.

Архивное фото с веб-сайта Regnum.ru

Притом в стаж, дающий основания на пенсию, засчитываются не только лишь «годы, проведенные на службе нацистского агрессора и трактуемые как труды на благо германского страны», да и время «пребывания в бельгийских кутузках, где потенциальные пожилые люди отбывали сроки за коллаборационизм». Еще больше изумило опубликованное в той же газете уже за 28 февраля сообщение Енджея Белецкого, которое именовалось «Пенсии по декрету Гитлера получают и в Польше».

Создатель уточнил, что «пенсии выплачиваются на основании декрета, подписанного лично Гитлером в 1941 году», которым он уравнял «права германцев по рождению и тех представителей других наций, кто принес фюреру присягу верности, лояльности и повиновения». Сославшись на бельгийского историка Уристоффа Булля, специализирующегося на политике Третьего рейха, Белецкий отметил также, что «когда большая часть бенефициантов получало Право на пенсии в 50-е годы», никто не инспектировал, причастны ли они к совершению военных злодеяний.

По его словам, в мае 2016 года приятельство жертв концлагерей направило внимание на эту, непременно, скандальную ситуацию. Поэтому «комиссия по зарубежным делам нижней палаты парламента обязала правительство заняться им, и лишить коллаборационистов тех доп пособий. Либо хотя бы обложить их налогами». И вот посреди февраля сегодняшнего года «парламент царства предложил властям ФРГ немедля закончить выплаты и именовать получателей».

Но все может остаться без последствий. Во-1-х, в Бельгии не знают фамилий тех, кому выплачивают подобные пособия. Во-2-х, как оказывается, даже в Германии, на их нет центральной базы данных, выплаты делают отдельные земли ФРГ. В-3-х, данные находятся в различных институциях. В-4-х, «не понятно даже, как отличить тех, кому выплачиваются средства за действительные труды, от коллаборационистов».

В истинное время «Гитлер-пенсию», как ее именовала газета «Бильд», в Германии получает 66 тыщ человек, а за пределами ФРГ – 2033 личности. И во 2-ой группе большая часть составляют поляки. Последующими идут словенцы – 184, австрийцы – 101, чехи – 94, хорваты – 71, французы – 54, венгры – 48, англичане – 34. В Речи Посполитой тех, кто удостоен ее «за раны, приобретенные во время 2-ой мировой войны», наличествует 573 особи – в 20 раз больше, чем в Бельгии.

Размер выплат – от 425 до 1275 евро за месяц. В переводе на польские средства это составляет от 1831 до 5495 злотых, в то время как малая пенсия в Речи Посполитой составляет 1100 злотых. Выходит, получающий минимальную «Гитлер-пенсию» имеет больше, чем тот, кто в польском государстве заслужил среднюю.

Все это происходит в Польше на фоне звучных заявлений политиков высшего ранга о том, что Речь Посполитая больше всех пострадала во 2-ой мировой войне. Они требуют от Германии большущих репараций, сумма которых с течением времени увеличивается. Сначала депутат сейма Аркадиуш Мулярчик гласил о 543 млрд баксов, потом прозвучала сумма, равная 840 млрд.

Сначала марта на ленте Польского агентства печати возникло сообщение о следующем заседании парламентской комиссии, занимающейся установлением суммы таковых выплат, на котором было сказано, что речь идет о 886 млрд баксов, что в номинале превосходит годичный ВВП (Валовой внутренний продукт – макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) Чехии, Словакии, Венгрии, Румынии и Болгарии вкупе взятых. Польская пресса сказала, что такие претензии поддерживает 60 процентов населения Речи Посполитой. Политики пригрозили, что поставят этот вопросец перед управлением Евросоюза.

И вот всплывает, что даже через семь десятилетий опосля войны как раз в Польше есть много людей, имеющих награды перед тем рейхом, от которого она пострадала.

недозволено не упомянуть, что репараций Польше охото и от Рф – преемницы СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — сейчас почаще всего разъясняется разрушение памятников бойцам Красноватой армии, погибшим при освобождении Речи Посполитой от тех гитлеровцев, в планах которых существования никакой Польши совершенно не предусматривалось. Сумма репараций со стороны Рф – триллион злотых, что приравнивается 230 млрд баксов либо двум годичным ВВП (Валовой внутренний продукт – макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) Словакии, даже «с гаком».

Еще одним обоснованием претензий на репарации с обеих сторон сделалось снова же повсевременно звучащее на берегах Вислы утверждение, что сами поляки к развязыванию 2-ой мировой войны, как говорится, ни сном, ни духом. Во всем, дескать, повинны лишь два политических беса – Гитлер и Сталин, заключившие 23 августа 1939 года контракт о ненападении, так именуемый пакт Молотова – Риббентропа, и ударившие по Речи Посполитой с 2-ух сторон. Гитлер – уже через недельку опосля подписания, Сталин – через три.

С этого «сговора» и начнем. И сходу же удивимся. Оказывается, пакт Молотова–Риббентропа в Речи Посполитой тогда был воспринят с очевидным небрежением. Польское правительство напомнило, что это «мы 1-ые заключили с Германией пакт о неагрессии», что таковой пакт у Польши есть уже 5 лет. В августе 1939-го варшавские газеты писали о соглашении Берлина с Москвой как о дешевенькой сенсации, которая не будет иметь практического значения.

К примеру, «Dziennik Narodowy» 25 августа 1939 года в материале под многозначительным заголовком «ничего не поменялось» докладывал, что пакт «не вызвал воспоминания, которого от него ждали». никто войны не страшился, «Ilustrowany Kurier Codzienny» еще 31 августа утверждал, что «германский боец драться с поляками не хочет и убигает за границу». Современный польский создатель Славомир Ценцкевич считает, что тогда этот пакт в Польше просто проигнорировали.

Как была встречена в Речи Посполитой «Декларация о неприменении силы меж Германией и Польшей», подписанная еще 26 января 1934 года? Она подписана по личному предложению маршала Юзефа Пилсудского, который опосля переворота, учиненного им в мае 1926 года, решал в Польше все, хотя был лишь военным министром. Английский спец по европейской истории Норман Девис считает, что «Пилсудский был реальным властелином Польши», а польские исследователи жизни маршала Дарья и Томаш Наленч напоминают, что конституцию Пилсудский называл «конституткой».

Итак вот, возникновение инициированной им декларации сделалось реальным шоком для почти всех в Европе и в самой Речи Посполитой. Европейская пресса прямо ставила вопросец, сколько «получила банда Пилсудского». один из самых узнаваемых польских генералов Ю.Халлер заявлял о собственном убеждении, что меж Германией и Польшей существует и потаенный контракт. Такового же представления придерживались бывшие премьеры И. Падеревский, В. Витос, В. Сикорский.

«Декларация…» стала первым интернациональным документом, подписанным Германией опосля прихода к власти Гитлера, притом возникла в самое тяжелое для фюрера время, когда его судьба висела на волоске. Она вырвала рейх из интернациональной изоляции, в какой он оказался опосля ухода из Лиги Наций и конференции по разоружению.

Декларация, которую нередко именуют пактом «Гитлер–Пилсудский», сломала польско-французский альянс, державший Германию в военных клещах: с запада – французская армия, с востока – польская. Она дозволила Гитлеру отрешиться от соблюдения критерий Версальского контракта, который ограничил германские вооруженные силы до 100 тыщ человек, оставил их без авиации, артиллерии, бронетехники, военно-морского флота.

Опосля соглашения с Польшей Гитлер прирастил армию сходу в 5 раз, довел военные расходы до половины муниципального бюджета. Фюрер махнул рукою и на Лигу Наций, к которой и Пилсудский относился полностью непочтительно.

Но основное, та декларация посодействовала Гитлеру удержать сходу же сказал, что подписание польско-немецкого пакта в рейхе «понимается как фуррор национал-социалистического правительства», который «поспособствует укреплению престижа Гитлера не только лишь снутри страны, да и на международном уровне».

В 1-ое время в политических и дипломатичных кругах в Берлине не было недочета «в голосах, выражающих удивление тем, что Польша помогает Гитлеру вырвать рейх из изоляции», но уже через три денька берлинская пресса подчеркивала «внутреннюю объединение и стабилизацию национал-социалистского режима». И сделала вывод, что «временный период, как сначала трактовалось правительство Гитлера, завершился». Этот же «Kurjer Warszawski» в конце января 1934 года цитировал и английское издание «Observer», констатировавшее, что «сейчас, будучи вольной от наихудшей угрозы пребывания меж 2-ух огней, 3-ий рейх может расслабленно выстраивать свою мощь».

Через два года Гитлер оккупировал демилитаризованную Рейнскую область, еще через два аннексировал Австрию. К слову, польский военный историк Ян Цялович утверждал, что идею аншлюса Австрии высказывал и Пилсудский, который возлагал надежды, что в благодарность Гитлер даст ему Восточную Пруссию, чего же, естественно, не случилось. Спустя еще полгода Германия и Польша расчленили Чехословакию, ударив по ней уже совместными силами. На этот раз Речь Посполитая получила принадлежавшую южному другу Тешинскую Силезию.

Современный польский публицист Анджей Краевский докладывает, что идея о разделе Чехословакии в конце августа 1938 года рейхсмаршалу Герингу, который был правой рукою нацистского фюрера, тоже подбросил польский министр зарубежных дел Юзеф Бек.

Так что, глядишь, австрийцы, чехи, словаки возьмут ну и потребуют репараций у Польши, настолько интенсивно способствовавшей потере их государственности! Не говоря уже о российских, белорусах, украинцах, понесших жуткие утраты. Ну и немцы могут полностью резонно сказать, что не будь поддержки со стороны Пилсудского и его последователей, Гитлер не укрепил бы свою жизнь

Активизация контактов с гитлеровским рейхом сказалась и на внутренней жизни Польши. За декларацией о ненападении последовали соглашения, касающиеся взаимодействия 2-ух государств в экономике, торговле, армейском деле, даже меж средствами массовой инфы. Как выделил в собственном интервью порталу «wPolityce» создатель книжки «Танец с Гитлером. Польско-германские контакты 1930-1939» Радослав Голец, дела Варшавы и Берлина, ранее ограничивавшиеся беседами дипломатов, «распространились на почти все сферы жизни». Обменивались визитами высокопоставленные военные. Армейские и флотские связи часто и обширно освещала польская пресса, подчеркивая их теплоту. Активными стали и контакты головного коменданта польской гос правоохранительных органов Кордиана Заокеанского с шефом германской правоохранительных органов порядка Куртом Далюге.

В поле зрения был даже опыт, касающийся концлагерей. Радослав Голец пишет, что польский атташе Витольд Мечиславский вкупе с Гиммлером посещал Дахау, а Кордиан Заокеанский показал Гиммлеру польский концлагерь в Картуз-Березе.

Дошло до того, что создавались рабочие группы для сближения правовых кодексов 2-ух стран. С польской стороны эти усилия координировал большенный почитатель Гитлера министр юстиции Витольд Грабовский. По настоянию властей обеих государств, отмечает Радослав Голец, все делалось для того, чтоб «переломить многолетнюю недоброжелательность поляков к германцам, и напротив».

Очевидно, вступая в контакт с Гитлером, польский маршал преследовал свои цели. А именно, он считал, что сумеет отвести экспансионистские усилия фюрера от Польши и навести их на юг. Как утверждает историк Войцех Матерский, Пилсудский исходил из того, что переиграет политического новенького Гитлера и даже извлечет для Польши пользу из его брутальных замашек.

Речь Посполитая ему мечталась государством, без ведома которого и его лично, в Европе ничего не произойдет. Но фюреру Польша нужна была как вассал, с помощью которого не нужно будет «вести войну за доступ к русской границе».

Еще одним фоном политики Пилсудского и его последователей была ненависть к восточному другу. Конкретно на данной для нас почве в мае 1934 года не был принят во внимание вывод, приобретенный в итоге потаенного исследования посреди польского генералитета. 70 процентов высших военных в заполненных анкетах назвало Германию как «самую близкую по времени опасность для сохранности польского страны».

Но «маршал напористо указывал, до этого всего, на опасность с восточной стороны», отмечает Войцех Матерский. Максимально ясно на сей счет в беседе с французской журналисткой Женевьевой Табуи высказался и Юзеф Бек: «Что касается Рф, то я не нахожу довольно эпитетов, чтоб охарактеризовать ненависть, какую у нас питают к ней!».

Ту Польшу не только лишь в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — года в Брюсселе Доме европейской истории Пилсудский тоже назван фашистом. Протесты польского вице-премьера Петра Глинского не были приняты. Полностью совершенно точно на данную тему в собственном интервью порталу Kresy.pl в том же году высказался узнаваемый польский политолог Рафал Земкевич:

«Мы были в союзе с Гитлером. Это был альянс непровозглашенный, неподписанный. Но в то время ни у кого: ни у Гитлера, ни у Сталина, ни у западных управляющих – не было никаких колебаний, что на Польшу нужно глядеть как на союзника Гитлера».

Основным результатом сформулированной Комендантом политики стал крах польского страны. Уже через недельку опосля начала 2-ой мировой войны, замечает узнаваемый в Польше исследователь противных исторических страничек Дариуш Балишевский, в стране никто ничем не управлял, никем не командовал. И это был даже ожидаемый крах. Еще перед войной южноамериканский военный атташе в Варшаве Уильям Кольберн докладывал в Вашингтон, что «ни один польский офицер не верует, что Польша сама сумеет отдать отпор германскому численному и техническому приемуществу».

Есть основания считать, что не веровал в возможность отпора и маршал Эдвард Рыдз-Смиглый, ставший к тому времени верховным главнокомандующим вооруженными силами Речи Посполитой. Мариуш Новик в статье «Богатства маршала Смиглого-Рыдза», размещенной в журнальчике «Нюсуик-Польша» в январе 2013 года, поведал, что еще в августе 1939 года он отдал приказ вывезти все ценное имущество, включая мебель, коллекции картин, исторические раритеты из дома на углу варшавских улиц Бельведерской и Кленовой, в каком обитал.

И вкупе с супругой Мартой, ее родителями, родственниками, личной прислугой выслать за границы Польши. Поэтому что «не колебался, чем закончится становящаяся все наиболее напряженной ситуация меж Польшей и Третьим рейхом. Доклады разведки, в каких говорилось о передвижениях германских войск у границы, были однозначны. Поэтому решил позаботиться о сохранности супруги, также собственного имущества. Конвой «пересек польско-румынскую границу в канун войны».

У той политики были различные последствия. Зафиксировано полдесятка попыток сформировать правительство для сотрудничества с гитлеровцами опосля того, как началась война. Сиим занимался Леон Козловский, являвшийся премьером Польши при самом Пилсудском, а в 1944 году или погибший, или погибший от испуга во время бомбежки Берлина. Переговоры с германцами на ту же тему вел в Румынии и Юзеф Бек, отмечал в журнальчике «Wprost» и Дариуш Балишевский.

По данным историка Ежи Туронка, такие же предложения нацистским властям делали польский политик Станислав Мацкевич и историк Владислав Студницкий. Дариуш Балишевский считает, что с данной для нас же целью в осеннюю пору 1941 года ворачивался в Варшаву и маршал Рыдз-Смиглый, бежавший в сентябре 1939-го в Румынию, а потом в Венгрию. Но снова же или же в один момент скончался, или был арестован людьми генерала Сикорского, возглавившего польское правительство в Лондоне, и погиб в изоляции кое-где в горах.

А еще польским бойцам и офицерам, которые вели войны за освобождение собственной страны, пришлось драться не только лишь против германцев. Бойцам сформированной в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — имени Костюшко в первом бою у поселка Ленино на белорусской Могилевщине противостояли и их земляки. Служившие в вермахте поляки, воспользовавшись единым языком, ночкой просочились на позиции костюшковцев, и те понесли суровые утраты.

С таковой же ситуацией костюшковцам довелось столкнуться в сентябре 1944 года при освобождении Варшавы. В процессе одной из атак они взяли в плен группу гитлеровцев, которые, как оказывается, были поляками. Член Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал К.Ф. Телегин докладывал столичному управлению, что опосля наиболее подробного «знакомства» случился мордобой.

доктор Силезского института Рышард Качмарек узнал, что в битве под итальянским Монте-Кассино, которая в современной Польше почитается больше всего, два родных брата вели войны по различные стороны фронта, поэтому похоронены на различных кладбищах. А Войцех Змысьлены узнал, что из большенный силезской деревни Бойшовы в вермахте служило около 300 парней, из которых 60 погибло. Их могилы «разбросаны от Кавказа, Сталинграда до Нормандии».

Рышард Качмарек в свое книжке «Поляки в вермахте», вышедшей в Кракове в 2010 году, утверждает, что в сухопутных войсках рейха вело войну не наименее 450 тыщ поляков – довоенных людей Речи Посполитой. Как они вели войны? Лишь из числа силезцев, имевших до войны польское гражданство, Стальным крестом рейха было отмечено 5 тыщ человек.

В вермахте состоял и дед Дональда Туска, который до 2014 года возглавлял польское правительство, а сейчас является председателем Евро совета.

Еще один его родственник работал в обслуге главной военной резиденции Гитлера «Вольфшанце», и был ранен во время покушения на фюрера, организованного полковником Штауффенбергом 20 августа 1944 года.

В госпитальной палате пострадавшего посещал сам Гитлер.

По воззрению доктора, в нацистской форме на фронтах 2-ой мировой погибло 250 тыщ поляков. Добавим, что выше 60 тыщ из их попало в русский плен, еще больше – к британцам и янки, которым сдавались охотнее. Не считая того, на захваченных гитлеровцами польских территориях действовала сделанная ими так именуемая голубая правоохранительные органы, принимавшая роль даже в ликвидации местных гетто. Ее численность превосходила 25 тыщ человек.

Доктор Качмарек в собственной книжке отметил, что в современной Польше проживает от 2 до 3 миллионов родственников тех, кто вел войну на стороне Гитлера. К слову, Енджей Белецкий сказал, что у него нет данных, собирается ли польское правительство «обращаться к Берлину о прекращении выплат» бывшим слугам нацизма.

Рафал Земкевич считает, что главным недочетом довоенной польской политики было отсутствие в ней реализма. По правде, о каком реализме применительно к ней можно гласить, если возвращать польское правительство к жизни пришлось тем, с кем никакого взаимодействия на полях войны руководители Речи Посполитой иметь не желали, притом, как подчеркивал министр Бек, для их это было делом принципа.

А еще Земкевич, никак не русофил, уверен, что современное польское управление никаких выводов из тех лет не сделало. Согласиться с ним вдохновляет уже то, что сегоднящая Польша продолжает войну с русскими военными, которые погибли, чтоб она жила. Посреди марта снесен монумент трем лазутчикам, подорвавшим себя в 1944 году вкупе с окружившими их гитлеровцами…

Создатель – Яков Алексейчик

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *